Личность преступника уголовное право

Уголовно-правовое значение личности преступника

Если личность преступника понятие биолого-социальное и социально-психологическое, то субъект преступления — понятие уголовно-правовое.

Субъект преступления характеризуется признаками и свойствами, необходимыми для того, чтобы нести уголовную ответственность за содеянное. Следовательно, установление признаков субъекта определяет, во-первых, принципиальную возможность привлечения к уголовной ответственности определенного лица (возраст, вменяемость) и, во-вторых, возможность привлечения к ответственности по определенным статьям Уголовного кодекса (признаки специального субъекта).

Личность преступника — понятие более широкое, чем субъект преступления, и, включая в себя признаки субъекта, содержит значительное число черт, свойств, характеристик, находящихся за пределами понятия «субъект преступления». Личность преступника имеет и уголовно-правовое значение для решения таких вопросов, как назначение наказания и освобождение от наказания.

Так, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, в соответствии со ст. 61 УК признаются такие личностные характеристики и факторы, как несовершеннолетие виновного; беременность; наличие у виновного малолетних детей; совершение впервые преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания; совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости; явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления; оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, и др.

Указанные в законе обстоятельства характеризуют как демографические и социальные признаки преступника (возраст, семейное положение), его состояние в момент совершения преступления (беременность, физическое, психическое и иное принуждение), так и психолого-нравственные свойства личности (сострадание к потерпевшему, раскаяние в совершенном деянии и стремление загладить причиненный вред и т.д.).

В ряде статей УК в качестве обстоятельства, влияющего на степень уголовной ответственности, предусматривается аффективное состояние личности в момент совершения преступления (ст. 107, 113).

В ст. 63 УК, предусматривающей обстоятельства, отягчающие наказание, отмечены факторы, характеризующие личность преступника — неоднократность и рецидив преступлений: совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц; совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного; совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего; совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия; совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора, и др.

Указанные обстоятельства характеризуют такие личностные качества и черты, как жестокость, безнравственность, пренебрежение общепринятыми моральными нормами, склонность к несоблюдению общепринятых правил поведения и совершению преступлений, антисоциальные ценностные ориентации. Все эти факторы могут учитываться при назначении наказания за совершенное преступление.

Однако если лицо не совершило преступления, уголовно-правовые меры к нему не применяются. Этим позиция российского уголовного права и российской криминологии отличается от теорий антропологов и социологов, признающих возможность применения уголовно-правовых мер (например, мер безопасности к лицам, находящимся в так называемом опасном состоянии).

Опасное состояние определяется и по предыдущей деятельности, например, рецидивист — по связям с антиобщественной средой и по поведению в настоящее время (наркоман, нарушение правил поведения в общественных местах и т.д.). С точки зрения российских юристов, к лицам, нарушающим общественный порядок, правила поведения в быту, совершающим административные правонарушения, систематически злоупотребляющим алкоголем, наркоманам должны применяться различные профилактические меры, но никак не уголовно-правовое принуждение.

Уголовно-правовое наказание и другие принудительные меры могут применяться только судом и только в случае совершения деяний, предусмотренных Уголовным кодексом, хотя в некоторых странах меры безопасности, включая и заключение, могут применяться различными административными органами независимо от факта совершения преступления.

Применение уголовно-правовых мер к лицам, совершившим преступление, предполагает не только установление признаков субъекта преступления, но и учет определенных свойств и черт личности.

Уголовно-правовое значение личности преступника заключается в учете в законодательстве и в судебной практике ряда личностных черт и свойств. Так, данные о личности используются при конструировании квалифицированных составов преступлений, при определении круга обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, при установлении условий применения наказания и освобождения от него.

Широко используются данные о личности виновного при назначении наказания судом за конкретное преступление, что вытекает из указаний ч. 3 ст. 60 УК.

Разработка уголовного законодательства и его применение должны опираться на данные криминологии. Такая взаимосвязь уголовно-правовой и криминологической наук должна способствовать совершенствованию уголовного законодательства и повышению эффективности его применения.

§ 5. Субъект преступления и личность преступника

Наука уголовного права и криминология исходят из того, что понятия «субъект преступления» и «личность преступника» хотя и связаны друг с другом, но не тождественны. Субъект преступления – это совокупность признаков, характеризующих лицо, совершившее преступление, вне рамок которой нет состава преступления.

Но каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные черты, в том числе относящиеся к характеристике лица, виновного в этом преступлении. Каждая личность обладает

1 ВВС РСФСР. 1991. № 9. С. 4–5 В действующем УК (ст. 63) состояние опьянения не признается отягчающим обстоятельством, но может быть отнесено к характеристике личности преступника

специфическими, только ей свойственными признаками, составляющими ее индивидуальность. Индивидуальность включает в себя биологические (пол, возраст, состояние здоровья), психологические (умственное развитие, особенности темперамента) и социальные (поведение в быту, отношение к труду, к правилам проживания в обществе) свойства личности. Конечно, все индивидуальные характеристики личности не могли найти отражения в законодательных формулировках. Законодатель при конструировании составов отобрал из жизни наиболее типичные свойства личности преступника и обозначил их в конкретных составах в виде признаков субъекта, общего или специального. Часть признаков, характеризующих личность преступника, осталась вне рамок состава, они не включены ни в основной состав, ни в состав с отягчающими обстоятельствами. Однако такие признаки не теряют своего юридического значения. Суд, руководствуясь ст. 61–64 УК, может их учесть при назначении наказания, выбирая вид наказания и его размер.

Таким образом, личность преступника – это система социально значимых свойств лица, совершившего преступление, отражающих возможности его исправления через уголовно-правовые средства (наказание или другие уголовно-правовые меры).

Дополнительная характеристика личности преступника как лица, виновного в совершении преступления, не учтенная судом при квалификации, может быть принята во внимание (и, как правило, принимается) как отягчающее обстоятельство при выборе вида наказания (при альтернативных санкциях) и размера наказания (при относительно определенных санкциях). Критерием такого выбора является возросшая в сравнении с другими общественная опасность личности преступника.

Обстоятельства отрицательного свойства личности (уклонение от общественно полезного труда, систематические нарушения общественного порядка и др.), не предусмотренные в ст. 63 УК, не могут быть учтены судом при назначении наказания. Однако и эти

Глава IX. Субъект преступления

обстоятельства будут приняты судом во внимание при обсуждении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности (ст. 75–77 УК), о применении условного осуждения (ст. 73 УК).

Статья 61 УК предусматривает смягчающие обстоятельства, предоставив право суду расширить этот перечень, придать любому обстоятельству значение смягчающего. Наиболее частые случаи применения ст. 61 при назначении наказания связаны с возрастными особенностями преступника – его несовершеннолетием, а также при совершении преступления впервые, чистосердечном раскаянии и способствовании раскрытию преступления. Но суд учитывает и другие обстоятельства, не указанные в ст. 61, например, семейное положение (наличие престарелых родителей, инвалидов, нуждающихся в уходе), участие в общественно полезном труде, положительная характеристика по месту работы или учебы и в быту. Эти и другие обстоятельства могут послужить основанием для применения условного осуждения и мер наказания, не связанных с лишением свободы (при альтернативных санкциях или при применении ст. 64 УК). Это далеко не полный перечень вариантов учета судом положительных и отрицательных свойств личности, принимаемых судом во внимание при назначении наказания или других мер уголовно-правового характера. Непременным условием правильного разрешения судом уголовных дел является полное, всестороннее и объективное исследование всех обстоятельств, имеющих значение для избрания виновному меры наказания, в том числе данных о личности виновного. Одной из важных гарантий прав и свобод гражданина и человека является назначение справедливого наказания при точном соблюдении требований уголовного законодательства, а также правильная юридическая оценка содеянного и личности преступника.

Личность преступника: понятие и структура

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 27.04.2016 2016-04-27

Статья просмотрена: 836 раз

Библиографическое описание:

Ахъядов Э. С. Личность преступника: понятие и структура // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 796-797. — URL https://moluch.ru/archive/113/29025/ (дата обращения: 30.10.2018).

Личность преступника всегда была и остается одной из центральных проблем всех наук криминального профиля и, в том числе, такого раздела юридической психологии как криминальная психология, а также для науки криминологии.

Понятие личности в психологической и правовой науках не всегда совпадают по своему значению. В правовых исследованиях понятие личность обычно употребляется в более узком смысле. Когда юрист говорит о личности преступника, то имеет в виду, прежде всего, те черты, которые делают человека субъектом криминального поведения и которые для него типичны и существенны в соответствии с его правовым положением, абстрагируясь от остальных. Понятие личности преступника в большей мере условное, поскольку его действия преступными могут считаться только в зависимости от действующего законодательства.

Понятие «личность преступника» в правовом аспекте — многогранная, с ярко выраженным междисциплинарным характером, конструкция. Это вполне объяснимо, так как оно изучается не только психологами, но и юристами, занятыми разработкой вопросов, относящихся к уголовному праву и процессу, криминологии и криминалистике.

Личность человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой привлечения к уголовной ответственности, выражает его социальную сущность, сложный комплекс характеризующих его свойств, связей, отношений, его нравственный и духовный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными условиями, с психологическими особенностями, в той или иной мере повлиявшими на совершение им преступления.

В науке уголовного права под личностью преступника понимается вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления определенного, указанного в уголовном законе возраста. Поэтому о личности преступника можно говорить, когда имеется в виду субъект преступления, то есть, лицо, совершившее преступление, что, как правило, находит свое подтверждение в приговоре суда, вступившего в законную силу.

Уголовно-правовая «модель» личности преступника (то есть, указание на принятое преступником решение совершить преступление как на «внутреннюю причину» преступления) имеет определенное распространение и в криминологии. Отчасти это объясняется исторически: криминология в 50-х годах двадцатого столетия, как часть науки уголовного права и наиболее очевидным представлялось описание преступления, содержащееся в уголовном законе, где его «движущими силами» являются предвидение последствий преступного акта, желание (или сознательное допущение) их наступления, то есть, воля и сознание.

Такой утвердившийся в юридической литературе подход побуждает дополнить понятие личности применительно к субъекту преступления рядом признаков, которые в общей психологии не рассматриваются. Именно поэтому юридическая психология изучает более широкий аспект характеристик личности человека, совершившего преступление, обращая внимание не только на его нравственные качества, знания, навыки, привычки, формы психического отражения, темперамент, но и на физическую сущность лица как человеческого индивида, его возраст, психическую способность к вменению, некоторые его функционально-ролевые признаки, например должностное положение, особые обязанности или особое положение по отношению к потерпевшему и т. д., а также психологическую характеристику личности преступника во всем сложном комплексе интеллектуальных, эмоционально-волевых и других его качеств.

Все эти качества, признаки, особенности личности имеют достаточно емкое содержание. Например, возраст не сводится только лишь собственно к самому факту достижения лицом уголовно-правовой дееспособности, а рассматривается как особенность, связанная со многими социальными функциями и проявлениями личности.

В уголовном праве наряду с термином «личность преступника» употребляются и иные выражения: лицо, совершившее преступление; субъект преступления; личность виновного. Так, последнее из этих выражений охватывает те же признаки и свойства, что и личность преступника, но с некоторым уточнением. В последнем случае акценты расставляются на таких особенностях личности субъекта, его поведения, которые имеют большее отношение к оценке степени вины в содеянном, помогают объяснить причины совершенного им преступления, имеют значение для определения меры его ответственности и тяжести наказания за содеянное.

В криминологии личность субъекта, совершившего преступление, изучается в целях оказания помощи правоохранительным органам:

− при принятии решений уголовно-правового, уголовно-процессуального характера (при квалификации противоправных действий, при избрании меры пресечения обвиняемому, при определении меры наказания подсудимому с учетом характера совершенного преступления и особенностей его личности);

− в выборе оптимальных тактических решений, тактических комбинаций и приемов воздействия на подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) в различных следственных ситуациях;

− в ходе установления некоторых обстоятельств, подлежащих доказыванию, в частности мотивов преступления, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (подсудимого), потерпевшего и др.;

− при изучении причин совершенных преступлений (по видам преступных посягательств, по лицам, участвовавшим в их совершении и т. д.);

− в целях определения мер воспитательного воздействия на личность тех, кто совершил преступление и нуждается в перевоспитании.

С точки зрения научно-практического применения понятие личности преступника подразделяется на составные части (структурные элементы или подсистемы). Такой структурный анализ делает более удобным проведение различных исследований личности правонарушителей.

В настоящее время наиболее широкое распространение получил подход к изучению личности преступника, предполагающий наличие в ней следующих двух наиболее крупных подсистем, объединяющих различные более мелкие признаки, отдельные характеристики личности, а именно: социально-демографической и социально-психологической подсистем личности преступника.

  1. Айнетдинова Н. Х. Типичная информация о личности преступника и жертвы // Следователь. 2014 г. № 10.
  2. Алгазин И. И. К проблеме изучения личности преступника-наркомана как элемента криминалистической характеристики краж, совершенных в сельской местности // XXI век и наркотики. Выпуск 3. Омск, 2013 г.
  3. Антонян Ю. М. Личность преступника как объект научного изучения // Актуальные проблемы юридической науки и их отражение в учебном процессе. М., Норма, 2013 г.
  4. Арсанукаев И. С. Личность преступника, совершающего преступления, сопряженные с другими преступлениями // Российский следователь. 2014 г. № 19.
  5. Бакин А. А. История вопроса оценки личности обвиняемого с психическими аномалиями // История государства и права. 2013 г. № 8.

Вопрос 30. Субъект преступления и личность преступника. Уголовно-правовое значение личности преступника

Понятия «субъект преступления» следует отличать понятие «личность преступника». Данные понятия относятся к одному и тому же лицу — к человеку, совершившему преступление. Однако содержание этих понятий и их уголовно-правовое значение не совпадают. Личность преступника — это «совокупность социально значимых негативных свойств, развившихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми… социальный характер личности преступника позволяет рассматривать его как члена общества, социальной группы или иных общностей, как носителя социально типичных черт».

Субъект преступления представляет собой правовое понятие и определяет юридическую характеристику лица, совершившего преступление; он ограничен только признаками (физическое лицо, возраст, вменяемость), которые необходимы для наступления уголовной ответственности в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние, которые составляют лишь небольшую часть признаков лица.

Таким образом, понятие «личность преступника» является более широким, чем понятие «субъект преступления». При этом данные понятия имеют разные функции: субъект выступает в качестве одного из условий уголовной ответственности, а личность преступника учитывается в уголовном праве при индивидуализации наказания, поскольку только комплексный учёт признаков лица может позволить достичь таких целей наказания, как специальная превенция и исправление осуждённого.

Личность преступника отличается от личности законопослушного человека общественной опасностью, ей присущи преступные потребности и мотивации, эмоционально-волевые деформации и негативные социальные интересы. Проблема личности преступника является одной из центральных для наук, связанных с преступностью, и прежде всего для криминологии.

Общественная опасность личности формируется обычно ещё до момента совершения преступления. Этот процесс находит выражение в дисциплинарных и административных правонарушениях, аморальных поступках. Однако в криминологии момент качественного перехода от личности, обладающей социально опасными качествами, к личности преступника связывается с моментом совершения лицом преступления. Одни криминологи говорят, что о существовании личности преступника можно говорить лишь в определённых законом временных границах: от вступления в законную силу обвинительного приговора суда и до отбытия наказания и погашения судимости. Другие указывают, что, в отличие от уголовно-исполнительной системы, криминолог должен рассматривать не только осуждённых, но и фактических преступников, поскольку самые опытные и опасные преступники нередко уходят от уголовной ответственности; не принимать их в рассмотрение — это значит не увидеть существенного пласта криминальной мотивации. В любом случае, современная наука считает, что наличие у человека социально опасных качеств не даёт оснований для «опережающего» обращения с ним как с преступником.

Криминология изучает социально-демографические, социально-ролевые и нравственно-психологические характеристики личности преступника. Кроме того, ключевым для данной темы и для криминологии в целом является вопрос о том, какую природу имеет преступное поведение человека: биологическую или социальную.

Отдельные характеристики личности преступника (в первую очередь возраст и состояние психики, определяющее вменяемость) одновременно являются признаками субъекта преступления, без установления которых лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности. Кроме того, характеристики личности преступника должны оцениваться судом при назначении уголовного наказания. Тем не менее, отмечается, что содержание понятия «личность преступника» значительно шире, оно далеко не исчерпывается признаками, специфичными для уголовного права. Личность преступника является предметом комплексного изучения и рассмотрения специалистами различных отраслей знаний (криминологии, социологии, психологии, психиатрии и т. д.).

Дата добавления: 2015-04-19 ; просмотров: 10687 . Нарушение авторских прав

Личность преступника уголовное право

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ» И «ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА»

Лоханский Сергей Сергеевич

аспирант кафедры уголовного права Международного института экспертиз и права Красноярского аграрного госуниверситета, г. Красноярск

Успешное предупреждение преступлений возможно в том случае, если внимание будет сконцентрировано на личности преступника, поскольку именно личность является носителем причин их совершения. Важнейшим аспектом теоретического и методологического исследования проблемы личности в уголовном праве является изучение такого важного вопроса как соотношение понятий «личность преступника» и «субъект преступления», которые порой ошибочно отождествляются. Методологической основой исследования данной проблемы является как углубленное изучение самого преступного деяния на различных этапах развития нашего государства, так и совершенствование уголовного законодательства с целью более эффективной борьбы с преступностью [7, с. 274].

Понятия «субъект преступления» и «личность преступника», хотя по смыслу и близки, но не совпадают. Кроме того, они имеют разный объём, а именно, понятие «субъект преступления» уже, чем понятие «личность преступника». Понятие «субъект преступления» основывается на конкретных положениях, сформулированных в уголовном законе, и исходит из методологических предпосылок философских и уголовно-правовых теорий.

«Субъект преступления» — это термин уголовно-правовой, который, скорее, определяет юридическую характеристику лица, совершившего преступление. «Личность преступника» как более ёмкое понятие раскрывается через социальную сущность лица, а также через сложный комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений, нравственный и духовный мир, взятые во взаимодействии с индивидуальными особенностями и жизненными фактами, лежащими в основе преступного поведения. По мнению В.Г. Павлова, избежать методологических и теоретических ошибок по разграничению понятий «субъект преступления» и «личность преступника» помогут первоначальные предпосылки, состоящие в том, что субъект преступления — правовое понятие, а личность преступника — скорее криминологическое [7, с. 280].

Отождествление, а порой и просто подмена рассматриваемых понятий, скорее всего, обусловлены несколько ограниченным вниманием учёных к проблемам субъекта преступления и личности преступника, занимающим важное место в уголовном праве. Неслучайно в уголовно-правовой и криминологической литературе в 60-е, 70-е и 80-е годы XX века выдвигались предположения, направленные на отказ от правового понятия «субъект преступления», исключение из состава преступления признаков, его характеризующих (вменяемости и возраста). Например, С.В. Бородин считал, что «возраст и вменяемость не относятся числу признаков состава преступления» [1, с. 25]. По мнению Б.С. Утевского, «понятие субъекта преступления должно быть исключено из состава преступления» [10, с. 34]. Он, критикуя традиционное понятие субъекта преступления, выступил за то, чтобы за­менить указанное понятие понятием «личность преступника» [11, с. 20].

В 60-е, 70-е и 80-е годы XX века время приоритетным направлением являлось изучение личности преступника. И.И. Карпец указывал причину такого положения. Это было связано с тесным взаимодействием уголовного права с криминологией. «Криминология, стимулировала развитие уголовного и исправительно-трудового права во всех вопросах, связанных с подходом к личности людей, совершивших общественно опасные деяния» [4, с. 78]. И.И. Карпец отметил, что «для уголовного права вполне достаточно традиционного и очень точного по своему содержанию понятия «субъект преступления» [3, с. 102], тем самым выступив против понятия «личность преступника».

Н.А. Стручков указывал, что встречающееся в литературе отождествление понятий «личность преступника» и «субъект преступления» свидетельствует, по существу, о необоснованном упрощении данной проблемы, на самом же деле всё обстоит гораздо сложнее [8, с. 6-7]. В данном случае автор считает необходимым согласиться с Н.С. Лейкиной, что лицо, совершившее преступление, является преступником, а личность преступника, как и любая личность вообще, представляет собой не что иное, как совокупность признаков и свойств, которые присущи человеку и составляют его индивидуальность [6, с. 9].

Действительно, только после совершения лицом какого-либо общественно опасного деяния при наличии соответствующих признаков, предусмотренных в законе (ст. 19, 20 УК РФ), можно говорить о субъекте преступления. В свою очередь, Н.А. Стручков отмечал, что человек становится субъектом преступления тогда, когда, обладая личностью преступника, он совершил общественно опасное деяние [9, с. 8]. Представляется, что данная точка зрения не вносит достаточной ясности в разграничение понятий «субъект преступления» и «личность преступника», но и не исключает их тесной взаимозависимости.

Наиболее обстоятельную позицию рассматриваемой проблемы, на взгляд автора, занял П.С. Дагель, который подчёркивал, что понятия «субъект преступления» и «личность преступника» имеют различные функции. При этом первое понятие характеризует одно из условий уголовной ответственности, а второе отражает индивидуализацию уголовного наказания. Понятие «субъект преступления» отвечает на вопрос: кто может нести ответственность за совершенное преступление? Понятие же «личность преступника» даёт ответ, какую ответственность должно нести лицо, совершившее преступное деяние, и может ли оно быть освобождено от неё? [2, с. 10-16]

Однако, в данном случае и позиция П.С. Дагеля не является точной. На взгляд автора, следует согласиться с мнением А.П. Козлова, который указывал на недостатки позиции П.С. Дагеля.

Во-первых, субъект преступления не несёт функцию условия уголовной ответственности. П.С. Дагель в данном случае смешивает преступление с уголовной ответственностью, тогда как очевидно, что они — суть два самостоятельных предмета уголовного права. Возможно, опосредованно субъект преступления и представляет собой указанные П.С. Дагелем условия, но только опосредованно.

Во-вторых, П.С. Дагель смешивает субъекта преступления с субъектом уголовной ответственности, понятия которых, в целом, теория уголовного права всё-таки разводит. Странным в этой ситуации, по мнению А.П. Козлова, является то, что многие авторы, такие как Орзих М.Ф., Кузнецов А.В. и др., солидарны с П.С. Дагелем и не хотят видеть указанных недостатков, которые в целом переносят дискуссию из одной целесообразной плоскости в другую, нецелесообразную [5, с. 412].

Так как понятие «субъект преступления» содержит конкретные законодательные признаки, при отсутствии которых не будет состава преступления и основания для привлечения лица к уголовной ответственности, а понятие «личность преступника» является носителем самых различных свойств, признаков и качеств лица, совершившего преступление, поэтому подмена рассматриваемых понятий в составе преступления, по мнению В.Г. Павлова, недопустима и является грубейшей ошибкой, как с точки зрения теории, так и методологии, хотя проблема как таковая имеет право на существование [5, с. 274].

На основании вышеизложенного, автор исследования приходит к следующим выводам:

Во-первых, субъект преступления является базовым понятием для других используемых в уголовно-правовой сфере понятий. Установление субъекта преступления — это законодательная предпосылка признания лица виновным в совершении преступления и назначения ему наказания.

Во-вторых, как без наличия признаков субъекта преступления лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, так и без учёта свойств личности виновного, суд не может назначить виновному наказание, применить условное осуждение и т. п. Без учёта личности виновного нельзя прогнозировать и осуществлять профилактику преступного поведения, способствовать исправлению осужденного.

В-третьих, в уголовном законе личность преступника выступает как критерий дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания при: а) освобождении от уголовной ответственности; б) назначении наказания; в) применении условного осуждения; г) применении иных мер уголовно-правового характера; д) освобождении от наказания.

В-четвёртых, «личность преступника» как широкое и ёмкое понятие включает в себя, помимо признаков «субъекта преступления» (вменяемости и возраста), ещё и самые различные характеристики и особенности, которые лежат за пределами состава, но обязательно учитываются судом при вынесении приговора за совершенное общественно опасное деяние. В данном случае исследуется «личность преступника» в её взаимодействии с социальной средой и наряду с социально-демографическими данными.

Список литературы:

  1. Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. — М.: Юрид. лит., 1966. — С. 25.
  2. Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. — Владивосток, 1970. — С. 10, 15-16.
  3. Карпец И.И. Проблема преступности. — М.: Юрид. лит., 1969. — С. 102.
  4. Карпец И.И. Соотношение криминологии, уголовного и исправительно-трудового права // Советское государство и право. — 1981. — №4. — С. 78.
  5. Козлов А.П. Понятие преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004. — С. 412.
  6. Курс советского уголовного права. Часть общая / Под ред. Н.А. Беляева, М. Д. Шаргородского. Т. 2. — Л., 1970. — С. 9.
  7. Павлов В.Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — С. 280.
  8. Стручков Н.А. Проблема личности преступника. — Л., 1983. — С. 6-7.
  9. Стручков Н.А. Личность преступника // Методологические проблемы учения о личности преступника: тезисы выступления. — Горький, 1976. — С. 8.
  10. Утевский Б.С. Некоторые вопросы дальнейшего развития теории уголовного права. // Советское государство и право, 1963. — № 6. — С. 34.
  11. Утевский Б.С. Новые методы борьбы с преступностью и некоторые вопросы уголовной ответственности. // Правоведение, 1961. — № 2. — С. 20.
  12. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Справочная правовая система «Консультант Плюс».

Субъект преступления и личность преступника

Одной из проблем субъекта преступления является изучение такого сложного вопроса, как соотношение понятий «субъект преступления» и «личность преступника». В юридической и другой литературе эти понятия не имели четкого разграничения, а иногда и просто отождествлялись. И поэтому повышенная дискуссионность личностной проблематики в криминологии и уголовно-правовой науке вполне естественна.

Субъект преступления и личность преступника взаимосвязанные, но не совпадающие понятия. В понятие субъекта включаются признаки, необходимые для того, чтобы нести уголовную ответственность за преступление. Понятие «личность преступника» помимо признаков субъекта включает в себя все многообразие свойств человека (характер, темперамент, потребности, цели, уровень образования и т.д.), находящиеся за пределами понятия «субъект преступления». На дифференциацию ответственности могут влиять лишь те качества личности, которые проявились в содеянном. В противном случае ответственность за преступление зависела бы от свойств личности, что противоречит основе уголовного права – ответственности лишь за поступки, деяния и в пределах этого деяния.

Личность – наиболее сложный объект изучения для любой области знаний. Она не вмещается целиком ни в одну научную дисциплину, каждая из которых дает свой образ и в соответствии с ним и свое определение личности. В литературе указывается на многосторонность и многоплановость исследования личности [1] . В том или ином ракурсе личность изучают философия и социология, право, а вполне предметно ее изучает психология. Для криминологии объектом познания является особый тип личности – личность преступника. В уголовном праве отдельные свойства личности имеют существенное значение, в частности, для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Согласно ст. 6 УК РФ назначаемое наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. По имеющимся в литературе данным, личностные характеристики, которые использовались при назначении наказания, составляют в общем объеме всех обстоятельств, фактически учитываемых при определении характера и степени ответственности, более 40% [2] .

Каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные черты, в том числе относящиеся к характеристике лица, виновного в этом преступлении. Каждая личность обладает специфическими признаками, составляющими ее индивидуальность. Индивидуальность включает в себя биологические (пол, возраст), психологические (умственное развитие, особенности темперамента) и социальные (поведение в быту, отношение к труду, к правилам проживания в обществе) свойства личности. Все индивидуальные характеристики личности не могли найти отражение в законодательных формулировках. Законодатель при конструкции отобрал из жизни наиболее типичные свойства личности преступника и обозначил их в конкретных составах в виде признаков субъекта, общего или специального. Часть признаков, характеризующих личность преступника, осталась вне рамок состава, они не включены ни в основной состав, ни в состав с отягчающими обстоятельствами. Однако такие признаки не теряют своего юридического значения. Суд, руководствуясь ст. 61–64 УК РФ, может учесть их при назначении наказания, выбирая вид наказания и его размер.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» указывает, что данные о личности подсудимого, с учетом конкретных обстоятельств, характера и степени общественной опасности преступления, требуют от суда решения вопроса как о назначении предусмотренного законом более строгого наказания, так и о назначении менее строгого. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за совершенное преступление (ст. 64 УК РФ), невозможно без учета данных о личности. Назначение наказания с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, позволяет обеспечить соответствие «воздаяния» не только факту преступления и его последствиям, но и личностным особенностям, которые влияли на выбор и реализацию данного варианта поведения, затрудняли или облегчали его, а равно сказывались на отношении к содеянному [3] .

Таким образом, личность преступника по уголовному праву – это система социально значимых свойств лица, совершившего преступление, отражающих возможности его исправления уголовно-правовыми средствами. Так, личность преступника учитывается при избрании судом вида и размера наказания, освобождении от уголовной ответственности или наказания, условном осуждении, назначении наказания ниже, чем предусмотрено в санкции статьи.

Применение уголовно-правовых мер к лицам, совершившим преступление, предполагает не только установление признаков субъекта преступления, но и учет определенных свойств и черт личности.

  • [1]Антонян Ю. М., Эминов В. Е. Личность преступника: криминологопсихологическое исследование. М.: Норма, 2013. С. 22.
  • [2]Непомнящая Т. А. Назначение уголовного наказания: теория, практика, перспективы. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 56.
  • [3]Ситковским О.Д. Уголовный кодекс Российской Федерации: психологический комментарий (постатейный) / О. Д. Ситковская; Академия Генеральной прокуратуры РФ. М.: Контракт; Волтерс Клувер, 2009. С. 89.