Свобода слова ук рф

Свобода слова ук рф

Начнем немного издалека. Всем знакома ситуация, когда память хранит совершенно ненужную информацию. Вместе с тем запоминание необходимой (по нашему мнению) информации часто представляет проблему. Например, многие учат иностранный язык всю жизнь, но результат, как правило, неудовлетворителен. Существует масса различных методик обучения. Но ведь носители языка, в том числе дети, осваивают язык вообще без каких-либо методик, причем независимо от способностей.

В чем же дело?

Только в одном фразеологическом словаре (заметьте, не учебнике) я встретил честную констатацию того факта, что вы никогда не будете хорошо знать язык, если у вас нет в нем реальной потребности. Отдельные генетически одаренные люди не в счет, речь о миллионах обычных.Ключевой фактор – уровень эмоционального фона (ЭФ). Это тот переключатель, который позволяет отделить нужную, возможно даже жизненно необходимую информацию от мусорной, на которую можно и даже нужно не обращать внимания. Это как фильтр в электронном почтовом ящике: какие-то письма сразу попадают в спам, а какие-то помечаются, как важные.

Уровень ЭФ могут определять внешние факторы вообще никак не связанные с информационным потоком. Мы этим процессом не управляем. То есть, процесс формирования ЭФ, как правило, случаен.

Говорят, что в момент смертельной опасности перед человеком проносится вся его жизнь, олимпийский чемпион надолго сохранит ощущение триумфа, просто запах стадиона. Эти примеры иллюстрируют работу мозга в моменты наивысшего эмоционального возбуждения.

Повышенный ЭФ может быть как со знаком плюс, что соответствует положительным эмоциям (верхняя часть графика), так и со знаком минус, что соответствует отрицательным эмоциям (нижняя часть графика). В средней части ЭФ низкий и информация не будет усваиваться. Так работает механизм, отработанный миллионами лет эволюции, защищающий нас от нерационального расходования дефицитной энергии. Доля мозга в энергобалансе человека составляет примерно 25% и дополнительную энергию взять неоткуда.

Этот механизм работает не только в сфере интеллектуальной работы, но и в любой ситуации, когда необходимо затратить энергию, в том числе физическую. Это наш естественный ограничитель позволяющий минимизировать нерациональный расход энергии.

Этот механизм работает не только у людей. Сытый хищник никогда не будет охотиться. Другой пример уже из жизни людей – «Голландская болезнь» (Эффект Гронингена) в экономике, который объясняет, что пока у вас есть какой-то ресурс и вам его, в общем-то, хватает, то надеяться на то, что будут развиваться и другие не необходимые отрасли экономики не стоит.

Важно понимать, что этот механизм работает на подсознательном уровне и может вступать в противоречие с сознательной деятельностью человека. Скажем, человек считает, что информация, навык, действие ему необходимы, а мозг как бы говорит: «А ты мне это докажи. Твой эмоциональный фон сейчас низок, поэтому я тебе не верю и поэтому буду препятствовать твоему желанию потратить энергию».

Этот механизм работает не только на уровне отдельного человека, но и на уровне социума, например компании или … страны. Примером может служить та же «Голландская болезнь» в экономике.

Вернемся к теме взаимоотношений России и Запада. Исторический период почти не важен, поскольку даже революция 1917 г. с рассматриваемой нами точки зрения мало что изменила, более того, она усугубила противоречия.

Итак:
Любая сложная система иерархична. Есть ключевые, определяющие факторы, а есть зависимые. В нашем случае действительно можно выделить такой ключевой фактор, который определяют очень многое, если не все то, что делает Россию не Европой. А именно то, что мы по-разному отвечаем на вопрос:

Что является приоритетом: права отдельного человека или «интересы государства»?

А теперь давайте посмотрим, как от ответа на этот вопрос зависит уровень ЭФ в социуме и через эту призму попробуем ответить на вопрос, вынесенный в заголовок статьи:

1. Если государство признает приоритет прав отдельного человека, то тем самым оно, во многом, снимает с себя ответственность за его судьбу. Права неотделимы от обязанностей, в том числе от обязанности обеспечивать свое существование. В обществе каждый имеет право на свою позицию, нет государственной идеологии. Гарантированы права меньшинства. Высока цена проигрыша, но и неизмеримо более высока цена выигрыша. Наличие многочисленных субъектов права обеспечивает верховенство закона. Социум распирает от инициативы снизу.
В результате общество находится в зоне с высоким уровнем ЭФ.

2. Если государство отбирает у человека право определять, что ему смотреть, читать, носить и как, в конце концов, думать, то оно должно ему что-то дать взамен. Иначе не может быть даже в тоталитарном обществе. Просто в тоталитарном обществе сокращается число тех, кому вообще надо что-то давать. Отсюда условно бесплатные образование, медицина, нематериальные формы поощрения и пр. Низка цена проигрыша и не менее низка цена выигрыша. Спасти на время может только некий независящий от сложившейся парадигмы существования ресурс или насилие или самоизоляция.
В результате общество находится в зоне с низким уровнем ЭФ.

А теперь сформулируем следующий вопрос, ответ на который приближает нас к решению задачи:

Может ли человек, осознанно вывести себя из состояния низкого ЭФ и переместиться в ситуацию, где ЭФ будет гарантированно высоким, причем заранее неизвестно с каким знаком?

Речь не идет о кратковременном периоде (например, спорт), а о вещах принципиальных, мировоззренческом выборе, что называется «на всю жизнь». Для большинства ответ будет очевидно отрицательным.

А обратное верно?

Будет ли человек стремиться в зону низкого ЭФ?

Для большинства ответ будет очевидно положительным.

То есть, самопроизвольно текущие процессы будут подталкивать социум в зону низкого ЭФ.

Для людей знакомых с физикой прослеживается аналогия со 2-м законом термодинамики, который гласит, что все самопроизвольно протекающие процессы идут в направлении увеличения энтропии. Энтропия – это показатель хаоса.

Например, если в атмосфере есть области с различным давлением, то дуют ветры, перемещаются огромные массы воздуха (это самопроизвольный процесс), но как только давление выравнивается (максимальный хаос), то все замирает, наступает штиль.

Да, мир един и правящие в нем законы универсальны.

Вернемся, однако, в мир людей.

Важно: Политические силы предлагающие обществу переместиться в зону низкого ЭФ (стабильность, патернализм ) аппелируют к подсознанию, политические силы предлагающие обществу переместиться в зону высокого ЭФ (свобода выбора, ответственность за себя) аппелируют к разуму.

Силы явно неравны. Уточнять, что в проигрыше окажутся те, кто аппелирует к разуму, думаю, излишне.

Уточнить следует другой момент: «А что собственно выигрывает победитель?». Ответ состоит в том, что он побеждает своих оппонентов.

Но социум в целом оказывается в проигрыше. Ибо теряет стимулы к развитию, потому что в угоду пассивному большинству в жертву приносятся интересы активного меньшинства, которые часто просто в силу своих генетических особенностей не могут существовать в зоне низкого ЭФ. Именно эти люди двигают человечество по пути прогресса, результатами которого пользуются все, в том числе и пассивное большинство.

Мир, конечно же, не черно–белый. Основная масса людей, в зависимости от обстоятельств могут начать жить разумом или продолжать пребывать во власти своих инстинктов. В зону повышенного ЭФ их может выдавить либо угроза кризиса, либо перспектива высоких дивидендов в случае выигрыша. И вот здесь уместно подчеркнуть особую роль и ответственность элиты, которая может двинуть эту массу в ту или иную сторону. Тренд и используемая аргументация выдают намерения элиты в полной мере.

Любой прогресс, создание уникальных технологий – это отнюдь не самопроизвольный процесс, а наоборот, процесс уменьшающий энтропию системы. Этот процесс невозможен в зоне низкого ЭФ.

Так, почему же Россия не Европа ?

Путь приоритета «личных свобод», «прав личности»…, как мы выяснили – это путь в сторону высокого ЭФ социума. Этот процесс не может быть самопроизвольным.

Путь приоритета «интересов государства» — это путь в сторону низкого ЭФ. Этот процесс может быть самопроизвольным.

И первый и второй тренд «может быть», а «может и не быть». Модальный глагол «мочь» в данном случае на своем месте.

Если социум имеет ресурс для сохранения себя в зоне низкого ЭФ, то этот ресурс безусловно будет использован для того, чтобы в этой зоне оставаться как можно дольше.

Если социум такого ресурса не имеет, то у него просто нет другого выхода, он будет перемещаться в зону повышенного ЭФ. Иначе не выжить.

Похоже, что ни у России, ни у Европы, как это часто бывает в истории, выбора и не было. Так, в силу ряда исторических причин, сложилось. Но это, отдельная тема.

Не менее интересен вопрос о соотношении интересов социума и элит, которые, как мы знаем из истории, совпадают не всегда.

И здесь важнее даже не то, где мы находимся, а куда мы идем? И кто нас туда зовет и почему?

Предложенный подход позволяет несколько иначе взглянуть на некоторые процессы происходящие в обществе, поставить адекватный диагноз и, соответственно, определить пути выхода из кризиса, который, как известно, может стать ступенькой к следующему витку развития, а может и не стать. Это зависит от нашего понимания сути происходящего.

P.S. Показательна история с пресловутой ленью русского народа.
На протяжении всей истории в России были высоки административные барьеры, что было обусловлено недемократическим централизмом общественного устройства, которое могло именоваться по-разному. И «крепостным правом» и «государственно-олигархическим капитализмом», что, с нашей точки зрения, не меняло его сути – это была зона низкого ЭФ.
Представим человека, которому надо преодолеть пропасть, которую он физически преодолеть не может. Что он будет делать? Сядет на обрыве и будет сидеть. Это вполне рациональная стратегия, которая позволяет выживать минимизируя энергозатраты. Он ждет изменения внешних условий, при которых может расшириться «коридор принятия решений». Например, может упасть дерево и, авось, получится мост. Расчет на авось выглядит глупо, но не в ситуации, когда других вариантов нет.
Сидя на обрыве, человек может что-нибудь написать. Отсюда великая русская литература и великий и могучий русский язык, который является языком чувств, ощущений. В отличие, например, от английского, который является языком действия.

Нет никакой разницы, сколько нулей в сумме, хранящейся в офшоре, – девять или одиннадцать. Это имеет значение, если на эти деньги что-то создается. Например, новые технологии, или они идут на благотворительность или на них хотя бы что-то строится. Если они просто лежат, то после определенной суммы размер не имеет значения. Можно просто рисовать нули на бумажке – эффект тот же, но количество нулей создает ощущение опасности. Богатство надо охранять. Но наворованные в стране миллиарды долларов хранить внутри страны бессмысленно, а за рубежом, как выяснилось, невозможно. Деньги и воровство потеряли смысл. Перестали быть главным в жизни. Властесобственность ушла на второй план. Главным стала властежизнь.

Количество совершенных преступлений, как внутри страны, так и за рубежом, создает понимание, что срок жизни и срок власти — это одна дата. Охрана персональной власти и охрана физического тела сливаются в один проект. И этот проект становится не просто главным, но и единственным. Все остальное не имеет никакого значения.

На этот проект назначается человек, у которого из всего набора ценностей осталась одна – верность хозяину. Профессиональный хранитель хозяйского тела. Чье тело, ему неважно. Охранял президента, потом мэра, потом бандита. Теперь встал во главе самой мощной силовой структуры в стране. Около 400 тысяч бойцов, бронетехника, авиация, спецназ, ОМОН, СОБР, десантура, казаки.

Во имя проекта по охране президентского тела угроблены важные национальные интересы. Полиции труднее будет бороться с преступностью, поскольку для силовых операций придется обращаться в другое, старшее по иерархии, ведомство, у которого борьба с криминалом не в приоритете. Дела мигрантские переданы в МВД и тем самым, во-первых, стали делами исключительно репрессивными, а во-вторых, упали в статусе, поскольку любой чиновник знает разницу между самостоятельным ведомством и подразделением.

То же самое с наркотиками. В стране, лидирующей по потреблению героина, ведомству, которое должно бороться с наркотой, снижают административный вес, придавая его полиции. Бюджет и все остальные ресурсы теперь только через МВД.

Насчет эффективности созданного супермонстра в борьбе с терроризмом можно уже начинать рассказывать анекдоты. Если в чистом поле против ИГИЛ и по нашим правилам, то есть шанс. Но как с сетью смертников сможет управиться ОМОН с десантурой, или СОБР с казаками на танках, не вполне понятно.

Тут кто-то вспомнил опричнину. Смешно. Опричников поначалу было 1000 человек, потом она разрослась до шести тысяч. А тут без малого полмиллиона. И все для охраны небольшого тела одного пожилого человечка, которому стало очень страшно.

В 1934 году очень страшно стало другому человеку. И он стал создавать структуру для охраны своей властежизни. От ужаса включил в эту структуру все: коммунальное хозяйство и строительство, транспорт и пожарников, пограничников и ГУЛАГ, Госархив и армейскую контрразведку, картографов и рабоче-крестьянскую милицию. НКВД и СССР постепенно стали одним и тем же. После этого стало еще страшнее и тот, предыдущий, стал менять верхушку монстра, а потом все время перекраивал его в страхе, как бы монстр не сожрал его самого. Не помогло – умер один в луже собственной мочи и рвоты.

Нынешнему глубоко наплевать на строительство, транспорт и на прочие глупости. Все силы концентрируются исключительно на охране собственного тела. Есть еще, правда, рейтинг. Это тоже важно. Поэтому во главе самой крупной компании, производящей рейтинг, поставлена девушка, главными достоинствами которой являются хорошая растяжка, полное отсутствие мозгов (пока была королевой спорта, это не проявлялось, а в роли медиаменеджера тут же обнаружилось) и абсолютная зависимость. Еще важно контролировать прошлое, историю. Ее тоже нельзя никому доверить. Поэтому Росархив переходит под личный контроль.

Образование, медицина, наука, пенсии – это все пустяки, пусть этим занимается смешной человечек, которого для потехи назначили премьером. Есть одно главное дело – охрана президентского тела. И два дела следующего уровня важности – рейтинг и прошлое. Вот это под личный контроль.

Страх – важная эмоция. Но когда она становится главной и единственной, она разрушает личность. Когда во главе государства стоит человек, главной эмоцией которого стал страх, это разрушает страну. Нет ни одной реальной угрозы, которой сможет противостоять созданный суперсиловой монстр. Даже той, единственной, ради которой он на самом деле создается. Если все грохнется и люди, которым нечего станет есть, выйдут на улицы по-настоящему, их никакая гвардия не остановит. У маленького испуганного человечка хорошие бухгалтеры, а страна под ним очень большая и богатая. Поэтому, если бы он не делал глупостей, мог бы еще править лежа на боку лет тридцать. Но страх заставляет делать глупости практически ежедневно. Одна из них – создание вот этой национальной гвардии.

Уже не менее трех веков наипервейшей потребностью России является революция.

Конечно, в истории этой страны были бурления толп и отстрелы царей. Но все катаклизмы заканчивались простой заменой одного деспота на другого. Сменялась символика и атрибутика, но принципы власти оставались неизменными. Цари, генсеки и президенты наследовали друг от друга приятное право казнить или миловать миллионы. Конечно, кто-то из венценосцев писал державность акварелью, а кто-то маслом. Но суть никогда не менялась.

Хорошему землетрясению безразличен стиль архитектуры. Оно крошит готику с таким же удовольствием, как и модерн. Оно непринужденно сносит целые страны. Революция, к сожалению, не так всеядна и всесильна. К тому же она знает Россию на вкус и хорошо помнит, как пару раз давилась ею и срыгивала, не доведя дело до конца. Конечно, она всегда бродит рядом, выбирая момент для нового броска.

Пока что ни одной смуте не удалось разгрызть тушу темной империи. Да, были весьма живописные попытки. Но подлинной революции Россия так никогда и не пережила.

Ведь революция — это не просто рвотный рефлекс страны в ответ на самодурство и воровство. Не гильотины. И не забитые трупами подвалы ЧК. Подвалы и гильотины — всего лишь пикантные, но не обязательные специи к блюду государственного преображения.

Революция — это бесповоротное изменение принципов жизни и управления. Это болезненный, но необходимый акт политической гигиены, преображающий природу власти и народа.

Но в России революции так и не случилось. Кстати, не вполне понятно, что именно ее заблокировало.

Глупо подозревать в этом православие. Оно давно выдохлось и превратилось в казенный шоу-бизнес. Особенно хорошо это заметно в сравнении с исламом, который регулярно демонстрирует те подвиги веры, которые злопыхатели называют «терактами». Современное православие с его доносиками по 148-й выглядит на данном фоне весьма бледно. А когда-то и оно блистало в деле религиозного терроризма, то вырывая ноздри, то сжигая в срубах целые семьи. Но уже в начале ХХ века градус веры понизился до нуля. Впрочем, это беда не только православия, но и христианства в целом. Конечно, папы и патриархи продолжают играть старый спектакль, омывая и целуя ноги бомжам. Но отметим, что любая проститутка и не такое целует за гораздо меньшие деньги.

Вне подозрений и «великая русская культура». К счастью, она на сто процентов вторична и является послушной копией культуры европейской. А та никогда не мешала торжеству революций. Мифическая русская «самобытность» вообще ничему препятствовать не может. Если она когда-либо и существовала, то как бессмысленный балласт была сброшена еще Петром I.

Тайную Экспедицию, III Отделение, ВЧК-КГБ можно вообще в расчет не принимать. Они непригодны для блокировки больших политических процессов. Проблема в том, что формируются они не из полных дураков. Следовательно, в любой серьезной ситуации они первыми и разбегаются.

Впрочем, загадка провала всех революций в России — это тема отдельного исследования. Сегодня мы обойдемся простой регистрацией того факта, что политическая эволюция страны не состоялась.

Конечно, без революции можно и обойтись. Но, увы, пропуск в будущее выписывает именно она. Помимо всего прочего, революция отмывает страну от порочных традиций и управленческой мертвечины. Такие отложения копятся на любой державной конструкции, а Россия — это особо запущенный случай. В XXI век она вступила, не испытав ни одной революции за всю свою историю. Ее глубинный механизм никогда не обновлялся. Он по-прежнему тарахтит, генерируя ложь, страх и войну.

Разумеется, самодержавие Путина автоматически наследовало и этот механизм, и вековые накопления. Оно и не могло быть от них свободным. Тот, кто видит основное зло именно в Путине, руководствуется забавными представлениями о «роли личности в истории» и не понимает, что «Наполеон» — это не свойства конкретного персонажа, а всего-навсего название лотерейного билета, который мог вытащить почти любой человек соответствующей эпохи.

Примерно такая же история и с Путиным. Он всего лишь очередная марионетка России. А за ниточки его дергают те традиции, что не обновлялись уже 300 лет. Правление Путина не содержит ни оригинальных черт, ни его личных фантазий. Он лишь прилежно следует стандарту русского имперского администрирования. Все его действия — прямое логическое продолжение поведения России в течение многих веков.

Прав тот, кто утверждает, что «Путин — это Россия».

Правда, упущено то обстоятельство, что у слова «Россия» множество смыслов, в том числе и откровенно кошмарных. Никак не совместимых ни с понятием «цивилизация», ни с понятием «современность». Сирийские художества, захват Крыма, Донбасс, торжество мракобесия, всесилие охранки, etс. — это естественные и неизбежные ростки, прущие от корневищ русского имперства. А Путин просто хороший садовник: он вовремя черенкует побеги, поливает и стравливает тлю. Тот, кто восхищается Россией, обязан восхищаться и Путиным.

Разумеется, на свет снова вытащили залежавшегося русского бога. Что не удивительно. Ведь мозг чекиста — легкая добыча для попов. Впрочем, если бы попов не было, то обязательно нашлась бы какая-нибудь иная пакость. Но под руку подвернулись они — и вновь заварилось принуждение страны к православию. Народ снова обозвали «богоносцем», и он приосанился. Кстати, от богоносности есть и прямой практический толк. Это прекрасный наркоз. Он позволяет не заметить даже смерть. Индустриальную, финансовую, научную, etс.

Вероятно, другой Россия быть и не способна. Она не может не воровать, не захватывать, не насиловать, не гноить и не мракобесничать. Увы, это обреченная страна. Изменив своим принципам управления, она развалится. А если их сохранит, то окончательно отстыкуется от цивилизации и погибнет от ее рук. Последний тракторист раздавит последнего гуся — и все наконец закончится. Отсутствие революций даром еще никому не проходило.

С иллюзиями следует попрощаться. Интеллигенты намечтали себе «свою» Россию. Россия реальная дала им возможность заесть мечты лагерным солидолом. Но они не протрезвели, а еще крепче обиделись на реальность, которая не имеет ни малейшего сходства с их грезами.

Эта обида так сильна, что сегодняшние интеллигенты не замечают подарка, который втихаря делает им Путин. Повиснув на фонарях, они подняли бы личный рейтинг садовника до 100%, а народное ликование превысило бы даже «крымский градус». Но им позволено пожить. И даже покучковаться в крохотных резервациях для персон с неправильным мышлением вроде «Эха» и «Сноба». Но, скорее всего, это не великодушие, а экономия на мыле и веревках. Как выяснилось, отщепенцы совершенно безвредны. Их интеллектуальные ухищрения безразличны населению. Народ очень занят. Он облизывается, вспоминая сладость ваксы на сталинских сапогах. Он строится в бессмертные полки.

Конечно, у российской государственности есть обожатели. Например, умный Кадыров. Но следует помнить, что он любит ее примерно за миллиард рублей в сутки. А за такие деньги даже я бы ее любил.

Других поклонников русской идеи не просматривается. Западным прагматикам становится все очевиднее, что гибель России была бы благом для цивилизации. Ее вклад в общее развитие мира несоизмеримо меньше, чем создаваемые ею проблемы. От нее постоянно несет войной и попами. Ее козыряние участием во Второй мировой давно наскучило, а декларации о полной победе над фашизмом стали забавны. Фашизм живет и здравствует, в том числе и в самой России. Не утрачена его способность вселяться в любую нацию и ею кукловодить. Возможно, фашизм ждет своего звездного часа, а на чьей стороне в этот раз будет Россия, мягко говоря, не очевидно.

Прагматиков и их мерзкую трезвость можно было бы игнорировать. Но, к сожалению, именно они решают, кому жить, а кому умирать. Остается загадкой то благодушие, с которым Запад наблюдает за нашим садовником. Заметьте, что с табакерки даже не сдута пыль.

Впрочем, эта снисходительность имеет свое объяснение. На яд сегодняшней России противоядие давно выработано. Миру он не опасен. Его состав известен: деспотизм, попы, культ войны, воровство, оболванивание, etс. При попытке экспорта все эти традиционные ценности легко опознаются и нейтрализуются. А вот запертые в пределах госграниц РФ, они окончательно отравят страну. Проблема России решится сама собой, и мир вздохнет с облегчением. Главное, чтобы не менялся состав яда, а в механизм самодержавия не добавлялись новые, неизвестные детали. А то Россия опять затаится, прикинется несчастной, но развивающейся бедняжкой, тянущейся к прогрессу и демократии. А когда накопит силу, то перейдет от простого грабежа соседей к более серьезным проделкам.

А Путин хорош как раз тем, что не склонен к фантазиям и новациям. Он вышивает только по старой имперской канве. Он ведет Россию к изоляции и разрухе так предсказуемо, уверенно и красиво, как не сможет вести больше никто. Следуя логике западного мышления, ему ни в коем случае не следует мешать править. Какая тут, к черту, табакерка?

Впрочем, не следует забывать о революции. Возможно, она забудет старые обиды и все-таки возьмется за Россию. В последний раз. Несомненно, это сделает все грядущие процессы гораздо живописнее.

Как журналист, я всегда выступаю за точность формулировок. Точное определение названий вещам ведет к точному пониманию происходящих процессов. С этой точки зрения никакого «суда» над Надеждой Савченко, конечно же, не существует.
Савченко — не обвиняемая.
Обвиняемый — это не просто слово. Это — правовой статус. Юридический термин.
Для того, чтобы человек мог стать обвиняемым, необходимы некоторые условия. Как максимум — наличие совокупности общественных институтов по управлению данной территорией, регулируемых общественным договором и подчиняющихся закону и Конституции. То есть того, что мы называем «правовым государством». Как минимум — наличие хотя бы реального, а не бредового уголовного дела. Потому что суд — понятие не психиатрическое, а правовое.
Какое отношение к праву имеет некое действо, на котором некие люди, узурпировавшие власть, говорят офицеру армии соседней страны, боровшемуся против захватывавших в его стране города террористических вооруженных отрядов, что он убил граждан другой, соседней страны, попавших в его страну непонятно как, а за это мы его похитили, незаконно вывезли и предъявляем теперь обвинения — я совершенно не понимаю.
Ближайшей, хотя и не полной, аналогией, был бы суд над офицером Красной армии в гестапо за его участие в партизанском отряде.
Не полной, потому что даже в этом случае он был бы военнопленным.
Савченко же — даже не военнопленная. Официально это государство трусит даже назвать вещи своими именами. Трусит назвать войну, которую оно подготовило, развязало, и ведет — войной.
Так что Савченко — похищенная. Заложница.
Ст. 126 УК РФ, часть вторая пункты а, в, г, и часть третья пункт а. До пятнадцати лет, особо тяжкая.
В общем, с юридической точки зрения мы имеем совершенно казуистическую картину: преступники — причем совершившие тяжкие преступления — судят офицера, за то, что он отстаивал право и законность своей страны, пытаясь при этом строить из себя как раз ту саму законность, за отстаивание которой они украли и пытают офицера.

Бредовость, фейковость этого дела, выражается во всем. В любой мелочи, в любом факте, в любом слове. Это существование в каком-то своем, совершенно параллельном мире с снайпершами-бандеровками, корректирующими огонь специально по журналистам и переходящим потом границу в страну, с которой они воюют, после того, как их добровольно отпускают из плена — видимо, потому что они снайперши-бандеровки, корректирующие огонь по мирным журналистам…
Картина происшедшего более-менее понятна. Группа бойцов «Айдара» выдвинулась на нескольких коробочках в сторону Металлиста. Выдвинулась, как на параде — малыми силами, по центру дороги, без разведки. Естественно, попала в засаду. Украинская сторона тогда воевать не умела. Отправка личного состава в засаду вообще была тогда тактикой ведения боевых действий — Карловка, Иловайск, Шахтерск, Волноваха. Естественно, первая группа была разбита. Естественно, выдвинувшаяся им на подмогу вторая группа была также разбита. Неразобравшаяся в ситуации Надежда Савченко, прибывшая на легковом автомобиле, приехала в плен с двумя своими сослуживцами практически сама. Во всяком случае, примерно такая картина вырисовывается из той информации, которая на данный момент есть в открытом доступе.
После чего два сотрудника ВГТРК, насколько можно предположить, услышав канонаду боя, выехали на блок-пост «поснимать войну», попали под обстрел и погибли.
Собственно, все.

Как из этого совершенно рядового боя, из пленения совершенно рядового бойца добровольческого батальона, умудрились раскрутить такой мировой скандал, что уже и Барак Обама, и ЕС, и Госдеп ставит России открытые ультиматумы по немедленному освобождению Надежды Савченко и готовится формировать новый санкционный список?
Нет, я понимаю, поймали бы Кровавого Пастора. Или Дмитро Яроша с визиткой в кармане. Ну или, на крайний случай, Тягнибока. Тогда да, игра, может, и стоила бы свеч.
Но — рядовой боец партизанского отряда, основное вооружение которого составляет дедовская берданка, а средство передвижения — древняя «Нива»…

Тут надо понимать, что такое Россия. Что из себя представляет психология и мировоззрение её русского мира.
Современная Россия существует в каком-то своем, параллельном измерении.
Ну, во-первых, конечно же, бандеровцы. Майдан. Услышьте Донбасс. Меня никто не свергал, я легитимный. Хунта. Захват власти. Распятие русскоязычного мальчика. Путин, введи войска. Крым наш. Дальше хоть камни с неба. Работающая на всю катушку пропаганда. Зомбоящик. Оказавшийся удивительно эффективным средством по прочистке мозгов населению. Впрочем, и легло на добрую почву.
Буржуазно-демократическая революция, Революция Достоинства, в государстве с такой рабско-гопнической ментальностью — уже само по себе преступление. Всякая власть от Бога. Царя скидывать нельзя. А если ты скидываешь царя, значит, у тебя нет духовных скреп. Значит, ты пришел на нашу землю убивать русских. Чо, падла, Родину не любишь?
Третьего пути в этой простой психологии не существует.
Нелюди — все, кто не относится к твоему прайду.

Дальше, конечно же, «Айдар». Не думаю, что к тому моменту кто-либо понимал, в чем вообще отличие между «Айдаром», «Правым сектором», ВСУ, Нацгвардией и «Донбассом», но — фашисты. Это понятно. То, что четыре пятых личного состава украинской армии говорили тогда по-русски, то, что русский вообще был тогда рабочим языком украинской армии, не важно. То, что в ДНР и ЛНР стянулись все самые откровенные фашисты со всей России — тоже. Фашисты, фашисты, фашисты. А у нас — деды воевали.

Ну и, конечно же, «баба-снайперша». О, это перекрывает все.
Русский мир — носитель средневековой патриархальной гендерной психологии. Женщина-военнослужащий — уже само по себе достаточное для подвала обстоятельство. А уж если женщина еще и на передовой — то она обязательно снайперша. Обязательно. Иначе быть просто не может.
В восприятии русского солдата, любая встреченная им на войне женщина — кроме своих, конечно же, эти святые — снайперша. Независимо ни от чего. Если тебя задержали — все, снайперша. Без вариантов.
Даже если просто на базар за картошкой шла. Сам факт задержания уже является доказательством. А еще в сумке — красное платье, помада и зеркальце. Зачем женщине платье, помада и зеркальце? Ну, понятно — платье, чтоб в гражданское переодеться, помада, чтоб на лежке перед этим ночью накраситься. А зеркальце — сигналы подавать. Зачем же еще. И ничем этот набор доказательств из головы не выбьешь.
Эти «доказательства» вызывают к задержанной дикую ненависть. Все, давай её в мешок и к комбату. А уж там особисты знают, как развязать язык.
Причем, я совершенно не понимаю, что им эти снайперши дались. Почему именно снайперши? Почему не наводчики-радиотелефонисты, например? Даже если бы Савченко и была снайпершей — и что? В чем принципиальное отличие снайпера от оператора СПГ?
Все эти байки про белые колготки и корректировщиц за двадцать лет моего соприкосновения с войной уже до такой степени обрыдли, что лично я их слышать уже больше не могу. Но в в России время вперед не движется. И ничего никогда не меняется. Все то же самое. Все те же самые мифы. Снайперши за каждым углом. Удивительно живучая легенда.
В принципе, эти люди считают, что они совершили величайший акт гуманизма, не разорвав Савченко там же, в лесополосе, двумя бэтээрами,

В итоге, вина бандеровки-снайперши доказана априори. Это нелюдь. Это не человек. Она в наших стреляла! Вопрос — а в кого она на войне должна была стрелять — игнорируется. Ну или в лучшем случае следует ответ — объясните это матери погибшей в Славянске (Горловке, Макеевке, Дебальцево) девочки (мальчика, бабушки, старика). Вопрос, кто притащил в Славянск, Дебальцево, Макеевку, войну — игнорируется также.
В итоге снайперша-бандеровка в виде показательного трофея доставляется Плотницкому, тот, желая показать и свою нужность, и нужность экономических в него вливаний и поставок ему военной техники, передает информацию дальше, там, желая показать нужность своей борьбы с украинским фашизмом, заводят дело, пропагандисты, желая показать свою нужность в освещении борьбы с фашизмом, несут очередную ахинею про распятых мальчиков, власть, желающую устроить свой персональный маленький Нюрнберг, все это устраивает — и телега закрутилась-поехала.

Вы спросите — а причем, собственно говоря, тут вообще работники ВГТРК? Ну… Духовности вам не хватает. Не понимаете вы.
Снайперши-бандеровки, в принципе, было бы достаточно для телевидения (им бы на этом и остановиться и после первого интервью по-тихому обменять Савченко на своих, глядишь, и не сели бы в такую в лужу) — но для суда, пусть даже такого, как российский, все же нужно хоть что-то, что хоть опосредованно соприкасается с юриспруденцией. Все же за красное платье и зеркальце в тюрьму не посадишь. Нужно что-то более весомое.
В итоге они хватают самую неподходящую женщину во всей Украине, похищают её, вывозят в Россию, здесь придумывают какую-то совершенно бредовую легенду о том, как Надежда сама нелегально пересекла границу, сбоку пришивают сюда гибель двух сотрудников ВГТРК на блок-посту через час после её задержания — чтобы хоть за что-то судить — и выносят все это дело в суд, искренне полагая, что комар носа не подточит и это будет такой показательный процесс, после которого и все внутренние проблемы будут решены подскочившим до небес рейтингом царя, спасающего нас от бандеровок, и внешние будут сняты за нашей очевидной правотой.
Для телевизора, повторюсь, это еще могло бы прокатить. Пятнадцать лет зомбирования не прошли даром. Население готово теперь кушать любой бред про любого распятого мальчика, не задавая себе никаких, даже элементарных, вопросов. Критическое восприятие информации утрачено напрочь. Но для суда, где существуют настоящие, не фейковые, адвокаты — уже нет.
Кто ж из них мог предположить, что Илья Новиков будет ТАК рыть носом землю, доказывая при помощи экспертов метеорологов, что, судя по расположению теней, время на момент пленения не соответсвует времени инкриминируемому преступлению?
Кухарки.

В итоге любой человек, хоть поверхностно ознакомившийся с делом, хватается за голову.
Она снайперша. И корректировщица. Блин… И что? Штатные армейские должности.
Она границу незаконно пересекла. Угу. Эти сказки Развожжаеву расскажите.
Она обвиняется по статье 105 — убийство двух и более лиц в связи с осуществлением служебной деятельности, общеопасным способом, по мотивам политической ненависти, совершенное группой лиц. Ээээ… Ребят, вы о чем? Такое деяние, как убийство, подразумевает умысел. А уж убийство по мотивам политической ненависти в принципе не может быть без умысла. Это значит, что Савченко хотела убить именно российских журналистов. Пусть не конкретно этих двоих — но в целом именно российских журналистов. Не артиллеристов, не пехоту, не танкистов — работников ВГТРК. Отслеживая их перемещение, поняв, что на блок-посту находятся именно журналисты, отличив их от других целей и пр. Даже оставив в стороне тот аспект, что Савченко уже как минимум час к этому моменту была в плену — ребят, а чисто технически вы себе как это представляете? «Путем передачи координат», как написано в том бреду, который вы на голубом глазу выдаете за обвинение?
Ну так в стране объявлена антитеррористическая операция. ЛНР признана террористической организацией. Блок-пост — законная военная цель. Савченко — офицер ВСУ. Добровольческие батальоны находятся в процессе легализации. Оружия неизбирательного поражения не применялось. Законы и обычаи ведения войны не нарушены.
Резюме — по законной военной цели был нанесен законный артиллерийский удар.
То, что там в этот момент находились работники ВГТРК, оказавшиеся там сознательно и добровольно — проблемы только и исключительно работников ВГТРК.
Кухарки, как и было сказано.

Если бы эта безумная машина могла давать обратный ход, она бы, конечно, дала обратный ход. Но она не умеет. Потому что у них так все. Это — Страна фейк. Фейковое государство. Фейковая прокуратура. Фейковое обвинение. Фейковое судилище. Фейковый пленный. Фейковая, созданная исключительно телевизором, война.
Смерти только у них всегда настоящая.
О, да. Это они умеют.

В итоге страна, всего два года назад — всего два года назад! — бывшая восьмой экономикой мира и входившая во все элитные клубы мировой политической арены, на всех парах несется в сторону мировой изоляции, присуждения почетного звания «страна-изгой» и альтернативно-одаренного клуба друзей в лице Северной Кореи, Конго и Вануату.

Что дальше? Да, в общем, понятно что. Ясно, что приговор мог быть только обвинительным. Это обязательно. Все только ради этого и затевалось. Ясно, что срок должен быть большим. Прокуратура просила двадцать три года. Я думал, будет что-нибудь в районе восемнадцати. Дали — двадцать два. Но, собственно, это уже не важно. Потому что настоящий торг начнется только теперь. После окончания спектакля. Теперь они будут пытаться продать Савченко в обмен на какие-то преференции. Может, на Александрова с Ерофеевым. Может, на Башара Асада. Может, на какие-то договорняки в Сирии. Может, на какие-то преференции в санкциях. Может, она будет экстрадирована. Может, это будет красивый жест царя о помиловании. Может, через несколько месяцев. Может, через несколько лет. Но, как бы там ни было, Надежда Савченко окажется на свободе.

А страна-фейк… Страна-фейк так и будет существовать в своем перевернутом мире. Придумывать себе новых врагов, новые войны, новых распятых мальчиков, новые судилища и воевать, воевать, воевать с ними со всеми. Со всем миром.
Пока не развалится.